Почему мы смеемся? Новое исследование предполагает, что это может быть стратегией выживания

До сих пор несколько теорий пытались объяснить, что делает что-то достаточно смешным, чтобы заставить нас смеяться. К ним относятся трансгрессия (что-то запретное), пробивание чувства высокомерия или превосходства (насмешка) и инконгруэнтность — наличие двух несовместимых смыслов в одной и той же ситуации.

Я решил просмотреть всю доступную литературу о смехе и юморе, опубликованную на английском языке за последние 10 лет, чтобы выяснить, можно ли сделать какие-либо другие выводы.

Просмотрев более 100 работ, я пришел к одному новому возможному объяснению: смех — это инструмент, которым природа снабдила нас, чтобы помочь нам выжить.

Я просмотрел научные работы по теории юмора, в которых содержалась значительная информация по трем направлениям: физические особенности смеха, мозговые центры, связанные с производством смеха, и польза смеха для здоровья.

Это составило более 150 работ, в которых приводились доказательства важных особенностей условий, заставляющих человека смеяться.

Упорядочив все теории по конкретным областям, я смог свести процесс смеха к трем основным этапам: недоумение, разрешение и потенциальный сигнал «все чисто», как я объясню.

Это дает возможность предположить, что смех мог сохраниться в результате естественного отбора на протяжении последних тысячелетий, чтобы помочь людям выжить. Это также может объяснить, почему нас тянет к людям, которые заставляют нас смеяться.

Эволюция смеха

Теория несоответствия хороша для объяснения смеха, вызванного юмором, но ее недостаточно.

В данном случае смех — это не всепроникающее чувство несоответствия или несовместимости вещей. Речь идет о том, что мы оказываемся в конкретной ситуации, которая нарушает наши представления о нормальности.

Например, если мы видим тигра, прогуливающегося по городской улице, это может показаться несочетаемым, но это не комично — напротив, это было бы страшно. Но если тигр катится по улице, как мячик, то это становится комичным.

Анимационный антигерой Гомер Симпсон заставляет нас смеяться, когда он падает с крыши своего дома и подпрыгивает, как мячик, или когда он пытается «задушить» своего сына Барта, выпучив глаза и хлопая языком, как будто он сделан из резины.

Это примеры того, как человеческий опыт переходит в преувеличенную, карикатурную версию мира, где может произойти что угодно — особенно нелепое.

Но чтобы быть смешным, событие должно восприниматься как безобидное. Мы смеемся, потому что признаем, что тигр или Гомер никогда не причиняют реального вреда другим и не страдают сами, потому что, по сути, их миры не реальны.

Таким образом, мы можем свести смех к трехступенчатому процессу. Во-первых, нужна ситуация, которая кажется странной и вызывает чувство несоответствия (недоумение или панику).

Во-вторых, необходимо проработать и преодолеть беспокойство или стресс, который вызвала эта нелепая ситуация (разрешение). В-третьих, фактическая разрядка смеха действует как сирена тревоги, оповещающая посторонних (облегчение) о том, что они в безопасности.

Смех вполне может быть сигналом, который люди использовали на протяжении тысячелетий, чтобы показать другим, что реакция борьбы или бегства не требуется и что воспринимаемая угроза миновала.

Вот почему смех часто заразителен: он объединяет нас, делает нас более общительными, сигнализирует об окончании страха или беспокойства. Смех — это жизнеутверждающее средство.

Мы можем перенести это непосредственно на фильм «Новые времена» 1936 года, где комический бродяга Чарли Чаплина навязчиво чинит болты на заводе, как робот, а не человек.

Это заставляет нас смеяться, потому что мы бессознательно хотим показать другим, что тревожное зрелище человека, превращенного в робота, — выдумка. Он — человек, а не машина. Нет причин для тревоги.

Как юмор может быть эффективным

Точно так же шутка в начале этой статьи начинается со сцены из обычной жизни, затем переходит в нечто немного странное и озадачивающее (женщина ведет себя нелепо), но в конце концов мы понимаем, что это несерьезно и очень комично (двойной смысл ответа врача вызывает облегчение), вызывая смех.

Как я показал в предыдущем исследовании о человеческом поведении плача, смех имеет большое значение для физиологии нашего тела.

Как и плач, а также жевание, дыхание или ходьба, смех — это ритмичное поведение, которое является механизмом высвобождения для организма.

Мозговые центры, регулирующие смех, — это центры, контролирующие эмоции, страхи и тревогу. Высвобождение смеха снимает стресс или напряжение ситуации и наполняет тело облегчением.

Юмор часто используется в больничных условиях, чтобы помочь пациентам в их выздоровлении, как показали исследования клоунской терапии.

Юмор также может улучшить кровяное давление и иммунную защиту, а также помочь преодолеть тревогу и депрессию.

Исследования, рассмотренные в моем обзоре, также показали, что юмор важен в обучении и используется для подчеркивания концепций и мыслей.

Юмор, связанный с материалом курса, поддерживает внимание и создает более расслабленную и продуктивную учебную среду. В преподавательской среде юмор также снижает тревожность, повышает участие и мотивацию.

Любовь и смех

Анализ данных о смехе также позволяет выдвинуть гипотезу о том, почему люди влюбляются в кого-то, потому что «он заставляет меня смеяться». Дело не только в том, что человек смешной. Это может быть нечто более сложное.

Если чей-то смех вызывает наш смех, то этот человек сигнализирует нам, что мы можем расслабиться, что мы в безопасности — и это создает доверие.

Если наш смех вызван их шутками, это помогает нам преодолеть страх, вызванный странной или незнакомой ситуацией. А если чья-то способность быть смешным вдохновляет нас преодолеть свои страхи, нас тянет к нему еще больше. Это может объяснить, почему мы обожаем тех, кто заставляет нас смеяться.

В наше время, конечно, мы не задумываемся о том, что смеемся. Мы просто получаем удовольствие от смеха, так как он поднимает настроение и приносит чувство благополучия.

С точки зрения эволюции, это человеческое поведение, возможно, выполняло важную функцию осознания опасности и самосохранения.

Даже сейчас, если мы сталкиваемся с опасностью, после этого мы часто реагируем смехом из-за чувства огромного облегчения.The Conversation

Карло Валерио Беллиени, профессор педиатрии, Университет Сиены.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

error: Content is protected !!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Рейтинг SunHome.ru Твоя Йога